Донован Адвокат Абеля

Всем кто ищет необходимую юридическую информацию, сегодня наша команда юристов ответит на интересную для всех — Донован Адвокат Абеля. Стараемся всегда обновлять необходимую информацию, чтобы была только актуальное инфо, но бывает что поправки вносятся в законы очень быстро, поэтому после прочтения у Вас могут остаться вопросы, с радостью ответим на них в комментах или с помощью наших партнеров-юристов online — на сайте в удобное для Вас время.

Если информация была Вам полезна, поделитесь ею в социальных сетях. Перед прочтением хочется сразу сделать поправку, что это не экспертное мнение,а лишь то что используем в нашей практике.

Впервые появившись в зале федерального суда в августе 1957 года, Абель обратился к судье с просьбой, чтобы защитник для него «был избран самой ассоциацией адвокатов США». И соответствующий юридический комитет назначил меня для защиты его интересов в суде. После четырех лет слушаний и апелляций Верховный суд США утвердил приговор, признававший Абеля виновным, пятью голосами против четырех. Между тем полковник уже отбывал тридцатилетний срок заключения в тюрьме Атланты.

Незнакомцы на мосту

Он также высказал уверенность, что процесс будет иметь широчайший международный резонанс, и именно по этой причине, как посчитал он, около двадцати адвокатов звонили ему или приезжали лично в попытке получить назначение.

Вступление

Эд Гросс сказал: Бруклинская ассоциация адвокатов приняла решение, что именно я должен стать защитником в суде обвиненного в шпионаже полковника Рудольфа Ивановича Абеля. Сообщил, что Линн Гуднох, мой сосед в Бруклине, возглавлял выборный комитет. Более десяти лет назад Гуднох слышал мое выступление на тему Нюрнбергского процесса перед группой консервативно настроенных бруклинских юристов, в которую входили несколько известных американцев немецкого происхождения. Моя речь вызвала ожесточенные дебаты, и, как Линн сказал Эду, по его мнению, я умел твердо отстаивать свою точку зрения – то, во что действительно глубоко верил.

Летом 1957 года агенты ФБР задерживают в Нью-Йорке советского разведчика Рудольфа Абеля (Мак Райлэнс). Его осуждение в разгар холодной войны считается делом решенным, но в соответствии с требованием закона ему все же назначают судебного адвоката – юриста по страховым делам Джеймса Донована (Том Хэнкс). Донован никогда в жизни не защищал иностранных шпионов, и он не горит желанием этим заниматься, поскольку в глазах общественности он становится почти таким же парией, как Абель. Однако он честно выполняет свою работу и даже доходит до Верховного суда, настаивая на том, что при обыске Абеля не были соблюдены все формальности и что найденные улики нельзя было использовать для обвинения. Тем временем советские ВВС сбивают шпионский самолет Фрэнсиса Гэри Пауэрса (Остин Стоуэлл). После того как суды США и СССР приговаривают обоих шпионов к длительному заключению, правительство просит Донована организовать в Восточной Германии обмен Абеля на Пауэрса.

Рекомендуем прочесть:  Могут ли пристава наложить арест на выплату по больничному листу

Кадр из фильма «Шпионский мост»

Казалось бы, и то и другое – прописные истины. Но разве сидели бы террористы (и «террористы») на базе в Гуантанамо, если бы американские власти считали, что каждый пойманный ими преступник заслуживает справедливого суда на территории Америки? А про переговоры и говорить нечего. Сколько десятилетий тянулась волынка с фактическим игнорированием Кубы! Хотя это не какая-нибудь далекая держава, а остров в двух шагах от США.

Кадр из фильма «Шпионский мост»

К чести Спилберга, героем в «Шпионском мосту» оказывается не только Донован. Абель показывается так, как показал бы его советский режиссер – абсолютно непоколебимым бойцом, который не выдает своих эмоций даже в суде, когда решается, не посадят ли его на электрический стул. Естественно, Пауэрс предстает таким же несгибаемым молчаливым героем, и фильм избегает упоминания о том, что летчик в Москве дал подробные показания, полностью признал свою вину и униженно попросил у суда снисхождения, которое ему с удовольствием было оказано (прокурор просил 15 лет, а Пауэрсу дали всего 10, в то время как Абель получил «тридцатку»). В благодарность за помощь в изобличении империализма Хрущев приказал установить в камере Пауэрса мягкую мебель и кормить летчика в генеральской столовой. В результате ко времени освобождения Пауэрс изрядно раздобрел, в то время как Абель, наоборот, похудел и осунулся. В его камере дивана и ковра не было, поскольку он даже не назвал своего настоящего имени – Вильям Фишер.

Он окончил старшую школу All Hallows School. В 1933 году он начал учиться в Фордемском университете, где получил степень бакалавр искусств в 1937 году. Он хотел стать журналистом, но его отец убедил его изучать право на Юридическом факультете Гарвардского университета, начиная с осени 1937 года. В 1940 году он получил степень бакалавра права [3] и начал работать адвокатом.

Рекомендуем прочесть:  Имеют Ли Право Приставы Изъять Авто У Нового Владельца

Содержание

В 1962 году с Донованом связался кубинский эмигрант Перец Сиснером, который попросил поддержать его в переговорах по освобождению 1113 [13] узников, захваченных в плен после неудачной Операции в заливе Свиней [4] [14] . Донован предложил безвозмездную юридическую помощь для Кубинского семейного комитета родственников заключённых [14] .

Биография

В 1957 году он стал адвокатом советского разведчика Рудольфа Абеля, после того, как многие адвокаты отказались представлять его интересы в суде [6] . Донован проиграл дело, однако ему удалось оспорить возможный смертный приговор, который был заменён на тюремное заключение сроком на 30 лет. Позже он подал апелляцию в Верховный суд США. Донован утверждал, что при задержании его клиента ФБР была нарушена четвёртая поправка к Конституции США [7] . Пятью голосами против четырех Верховный суд оставил в силе приговор Абелю. Главный судья Соединённых Штатов Эрл Уоррен публично поблагодарил Донована за его верность делу [6] .

Во время обыска в номере и в принадлежащей художнику фотостудии следователи обнаружили ряд предметов, указывавших на причастность Гольфдуса к разведывательной деятельности, — радиопередатчик, микропленки, специальные контейнеры.

«Мы нашли в этих взрывах то, чего не видели раньше»

21 июня 1957 года в 7.00 утра в номер 839 бруклинской гостиницы «Латам», где жил художник Эмиль Роберт Гольфдус, постучались сотрудники ФБР. Открывшего им хозяина номера они назвали полковником и сразу объяснили, что подозревают его в шпионской деятельности. На первый вопрос об имени тот представился «Абель. Рудольф Иванович».

Холодная война: от Черчилля до Ельцина

«Мы видим очень смелого патриота, который служил своей стране, выполняя исключительно рискованные военные задания… Полковник был на редкость своеобразной личностью. Круг его интересов казался таким же беспредельным, как и его знания, — писал в своей книге адвокат Абеля Дж. Донован. — Он свободно говорил по-английски и прекрасно ориентировался в американских идиоматических выражениях, знал еще пять языков, имел специальность инженера-электрика, был знаком с химией и ядерной физикой, был музыкантом и художником, математиком и шифровальщиком. Как человека его просто нельзя не любить…»

Вы нашли, то что искали?
Да, отличный сайт много нужной и бесплатной информации.
51.79%
Еще нет, почитать нужно, разобраться.
36.61%
Да, но лучше проконсультируюсь с юристами.
11.61%
Проголосовало: 112

В заключении супершпион коротал время, занимаясь математикой, изящными искусствами и обучая заключённых французскому языку. Он был уже не юноша и вряд ли увидел бы небо за пределами тюремного двора, если бы ему пришлось сидеть полный срок. Однако уже некоторое время спустя жизнь подтвердила правоту его адвоката.

Рекомендуем прочесть:  Может ли судебный пристав наложить арест на детскую мебель и электронные игрушки

В поисках ядерных секретов

Разразился грандиозный скандал, отношения между СССР и США резко охладели. Однако теперь предстояло решить, что делать дальше. Пауэрса приговорили к десяти годам заключения, но американцы, конечно, не хотели, чтобы он отсиживал весь срок.

Адвокат, лётчик, студент, шпион

Обе стороны изрядно нервничали. Обмен проводился без прессы, сторонних наблюдателей и огласки. С каждой стороны подъехало по четыре автомобиля с людьми и рациями. На мост вышли Донован и Шишкин. Около двадцати минут пришлось ожидать, пока придут сведения о переходе границы Прайором. На мост пошли по три человека: сами разведчики, по одному человеку, лично знающему Пауэрса от американцев и Абеля от русских, — для опознания, и, наконец, по официальному представителю. Короткое опознание — без неожиданностей. Оба шпиона пошли навстречу друг другу по полотну моста — и несколько секунд, как писал очевидец, внимательно друг друга разглядывали. А затем американский и советский разведчики разошлись, чтобы больше друг друга не видеть.

Юлия Владимировна
Оцените автора
Заступимся за Вас в правовом поле