Генералы госбезопасности герои россии с 2021

Между тем общественники выдвигали свои сатирические «версии». Особенно популярной стала шутка, что Звезда Героя была вручена Кириенко в аккурат к 20-летию дефолта (будучи премьером, он в августе 1998-го впервые в российской истории объявил дефолт).

Что же касается выборов-2021, то Путин впервые в российской истории получил на них больше половины голосов всех избирателей (почти 56,5 млн) и утвердился на четвертый срок с результатом 76,69%. Как отмечали аналитики, в таком итоге была заслуга Кириенко, который на посту первого зама кремлевской администрации «грамотно выстроил избирательную кампанию Путина».

Алексей Дюмин

2 октября СМИ задним числом узнали о присвоении высочайшего в стране звания Героя России главе госкорпорации «Ростех» Сергею Чемезову. О «закрытом» указе президента Путина, подписанном еще в сентябре, рассказали «Ведомостям» высокопоставленные источники оборонки и Кремля.

Высшее образование получил в Электротехническом институте имени Бонч-Бруевича, который был открыт в Ленинграде. В студенческие годы также был близко знаком с Грызловым, они снова вместе учились. Начал работать в Центральном научно-исследовательском институте связи.

Степашин — директор ФСБ

В 1998 году получил место в центральном аппарате ФСБ. Возглавлял управление собственной безопасности. В 2021 году стал заместителем директора ФСБ, а с 2021 года — первым заместителем. Имеет звание генерал армии.

Руководство ФСБ в 90-е

Для того чтобы получить наиболее полное представление о руководстве управлением ФСБ, остановимся на личностях первых заместителей директора этого ведомства. Всего их в настоящее время двое. Все они генералы ФСБ России.

Редакция РИА «Новый День» представляет ежегодный список номинантов на звание главного «героя» России 2021 года, имя которого определит читательское голосование, после чего будет представлен рейтинг персон, ярко негативно отличившихся за последние 12 месяцев.

30.12.2021

После масштабных митингов Лукашенко объявил о намерении внести поправки в Конституцию, что вызвало у жителей РФ вполне объяснимые ассоциации. И хотя идея единого государства России и Белоруссии, похоже, ушла в прошлое, на этом политическом поле еще могут появиться ростки, которые будут использованы для нового «затягивания гаек».

«Авторитетный» пример года

Реджеп Тайип Эрдоган. Президент Турции, которого некоторые часто называют «большим другом» Москвы, в 2021 году выступил организатором очередной антироссийской провокации. Причем – результативной. На этот раз речь идет о карабахском кризисе с активной поддержкой Азербайджана. Поражение Армении стало явным и тяжелым ударом по и без того слабеющим позициям России на постсоветском пространстве. Да, формально Кремль принял участие в урегулировании, ввел миротворцев в зону конфликта, но осадочек, мягко говоря, остался. Да еще какой! Реальным друзьям России наглядно показали, что Москва уже не та после украинской истории с возвращением Крыма – можно на Кремль и вполне результативно надавить при случае.

В июне 2021 года на лентах информагентств появились сообщения о масштабной контртеррористической операции по ликвидации диверсионно-террористической группировки «Южная», проведенной сразу в нескольких районах Дагестана. За сухими формулировками скрывалась сложнейшая работа оперативных органов, большое количество привлечённых сил и средств, четверо суток тяжелейших поисковых мероприятий и несколько боестолкновений в условиях горно-лесистой местности с подготовленным в лагерях запрещённой в России террористической организации ИГИЛ и закалённым в Сирии противником. О потерях силовиков не было сказано практически ничего. Лишь указано общее количество погибших сотрудников…

— Мы находились на службе, когда поступил приказ срочно вылететь в Дагестан. Взяв всё необходимое, тут же выдвинулись на аэродром, — вспоминает офицер Управления «А».
— Когда мы узнали, что в регион прибыли подразделения «Альфы», сразу поняли, что намечается что-то серьёзное, — рассказывает офицер одного из региональных пограничных спецподразделений, участвовавший в операции 16 июня. — Спустя некоторое время до нас довели, что цель — ликвидация крупной банды, включая главаря по кличке «Абу-Ясир».
Диверсионно-террористическая группировка «Южная» включала в себя несколько разных бандгрупп, действовавших на всей территории Дагестана. Боевики активно использовали сеть пособников и так называемых сочувствующих из числа местных жителей. Главарь группировки — Гасан Абдуллаев, 1977 года рождения, — в разработку оперативных органов попал ещё в 2021 году. Неоднократно он оказывался окружённым блокировавшими район силовиками, но всякий раз ему удавалось прорваться и уйти от преследования. Присягнув на верность ИГИЛ, стал называть себя «Абу-Ясиром», прошёл подготовку в лагерях террористической организации, после чего воевал на стороне боевиков в Сирии. Вернувшись в Россию, возглавил крупное крыло бандподполья на Северном Кавказе и организовал ряд терактов в нашей стране, в частности обстрел посетителей крепости Нарын-Кала в Дербенте, где пострадали около двадцати человек и погиб наш пограничник, и убийства полицейских в различных районах Дагестана. Сложность обнаружения этого террориста была обусловлена тем, что Абдуллаев был хорошо обучен методам конспирации, в горах передвигался в основном один, сам в боестолкновениях старался не участвовать, а также не пользовался мобильной связью и электронной почтой. Всю работу за него делали пособники.
В начале июня прошлого года оперативникам стало известно, что несколько банд, входящих в группировку «Южная», решили организовать «сходку», на которой террористы планировали выработать план дальнейших действий. Для устрашения местного населения они даже расстреляли участкового в одном из селений. Через несколько дней бандиты должны были вернуться в свои районы и продолжить подрывную деятельность. Чтобы разом уничтожить крупное крыло радикального исламизма и его лидера, необходимо было действовать максимально быстро.
К участию в операции оперативный штаб НАК привлёк серьёзные силы: подразделения Центра специального назначения ФСБ России и территориальных органов безопасности, а также пограничного спецназа и Росгвардии.
— Мы убыли в один из районов, где, предполагалось, скрывался «Абу-Ясир», — рассказывает офицер спецназа ФСБ России. — Ночью организовали блокирование, а с рассветом начали прочёсывать местность. Поиск проводили в сложных условиях — густая растительность, кустарник, колючки. Через эти заросли приходилось буквально пробиваться. На улице стояла сильная жара. Воды поблизости не было. А район проведения поисковых мероприятий был достаточно большой. Несколько моих бойцов получили тепловой удар, погибла служебная собака. До позднего вечера метр за метром мы прощупывали тот район, но обнаружить главаря группировки так и не удалось.
— После завершения поисковых мероприятий я случайно встретился с Игорем, — вспоминает другой участник тех событий. — После совместной службы в Назрановском отряде мы редко виделись, поскольку наша нынешняя работа отнимала много времени. Договорились вечером, если получится, поболтать, разузнать, как у кого дела, поделиться новостями. Однако этому не суждено было сбыться. Наше подразделение сперва направили в район ожидания, а потом придали отделу «Вымпела», и на следующий день мы находились уже на разных флангах.
Тогда ещё спецназовцы не знали, что ближайшие несколько суток им не доведётся даже снять бронежилеты и шлемы, не представится возможности хотя бы немного отдохнуть. Вместо этого их ждали боестолкновения с хорошо подготовленным противником. А 16 июня рано утром подразделения Центра специального назначения направили в другой район, где, по сведениям оперативников, также могли укрываться боевики группировки «Южная».
— Новый район проведения поисковых мероприятий оказался ещё сложнее предыдущего, — вспоминает участник операции. — Поддержка авиации оказалась невозможной из-за деревьев. Необходимо было прочесать местность силами боевых групп. Но передвигаться скрытно сквозь переплетения сухостоя дикого винограда невозможно. Медленно, шаг за шагом мы продвигались вперёд, закреплялись, а после вновь начинали движение. Спустя некоторое время коллеги из «Вымпела» обнаружили блиндаж, где находились несколько боевиков. В результате боестолкновения все террористы были уничтожены, а в самом укрытии нашли автоматы, пистолеты, два пулемёта, немалое количество боеприпасов и приборы ночного видения. Мы поняли, что поблизости с большой долей вероятности укрываются остальные члены группировки «Южная». А это означало, что впереди будет ещё не одно боестолкновение.
Отделение Игоря Марьенкова находилось на самом краю правого фланга. Видимость, где шли спецназовцы, не превышала 3—5 метров, а передвижение осложнял ещё и практически непроходимый ландшафт с глубокими балками. В какой-то момент внимание офицера привлекли несколько переплетённых между собой деревьев и кустарников. «Отличное место для засады», — подумал Игорь и доложил командиру.
— Что видно в тепловизор?
— Ничего. Через такие кусты он не возьмёт.
— Нужно разведать.
— Принял.
Проверить кустарник Игорь Марьенков отправился сам. Как и в 90-е, когда, будучи молодым офицером, командовал группой спецразведки, предпочитал не прятаться за спинами подчинённых, так и теперь, уже в звании подполковника, принял аналогичное решение: если рисковать, то собой, но не своими людьми.
Когда до кустарника оставалось несколько шагов, молчание гор нарушил треск автоматных очередей. Игорь выстрелил в ответ.
— Контакт! — закричал он.
Где находились боевики, видно не было, лишь разлетались в щепки ветки и стволы деревьев от пуль. Находясь практически вплотную к позициям боевиков, Игорь Марьенков не только вёл с ними неравный бой, но и командовал своим подразделением, давал целеуказания отделению. Когда он повернулся в сторону, увидел одного своего бойца. Тот совсем недавно пополнил ряды спецназа, и для него операция по поиску банды «Южная» стала первым боевым мероприятием. Однако, отработав на тренировках всё до автоматизма, в реальном бою молодой сотрудник замешкался. Понимая, к чему это может привести, Игорь Марьенков бросился на помощь подчинённому. Офицер приказал ему сменить позицию, а сам остался прикрывать отход своего бойца. В этот момент на Марьенкова обрушился град вражеских пуль.
— Спустя некоторое время кто-то из спецназовцев, находившихся рядом, услышал стоны Игоря и тут же передал по рации: «Гриф» — «трёхсотый»! — говорит офицер «Альфы». — Один из наших предпринял попытку вытащить его, но получил тяжелейшие ранения: одна пуля раздробила ему кость на руке, другая попала в ногу, третья — в грудь. Затем оказать помощь раненым попытался наш доктор, но сам получил ранение в плечо.
Шквальным огнём из пулемётов спецназовцы заставили террористов ненадолго вжаться в землю. Этого времени хватило, чтобы эвакуировать раненых на безопасное расстояние. Пока одни бойцы вели бой с радикалами, другие оказывали помощь истекающим кровью спецназовцам. Игорю поставили капельницы в обе руки в надежде хоть как-то стабилизировать давление и сделали обезболивающий укол. Однако пуля, попав за ворот в шею, дошла до груди, разорвав аорту. Позже, уже в госпитале, выходя из операционной, хирурги признали, что с таким ранением выжить невозможно.
— «Док», ты как? — обернулся один из бойцов к доктору.
— Нормально, у меня кость не задета, — сказал побледневший от потери крови врач и начал сползать вниз.
— Чёрт, да где же борт?
В такую жару, да ещё в горах, где разрежен воздух, вертолётам летать не рекомендуется. Но пилоты, зная, что где-то нужна их помощь, спешили, как могли, ведь в кабине винтокрылой машины был установлен специальный медицинский модуль, оснащённый средствами реанимации, которые были так нужны раненым. А пока борт не достиг цели, спецназовцы делали всё, что могли.
— Только не отключайтесь, мужики! «Гриф», слышишь? Что у него с пульсом?
— Нитевидный! Твою ж…
Офицер моментально начинал делать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание. Это уже был второй раз, когда казалось, что жизнь вот-вот оставит Игоря Марьенкова. Но его товарищи отказывались проигрывать схватку со смертью. Ставкой была жизнь их боевого товарища.
— Есть пульс!
Спустя некоторое время сердце Игоря Марьенкова остановилось в третий раз, и вновь спецназовцы сумели запустить его. Порой Игорь приходил в сознание, начинал что-то говорить, просил перевернуть его.
— Держись, «Гриф», слышишь? «Вертушка» уже села. Не заметишь, как в госпитале окажешься, а там тебя быстро на ноги поставят!
Едва захлопнулась дверь, вертолёт моментально поднялся и исчез за линией горизонта. В воздухе пилоты, нарушая все законы физики, выжимали из своей машины всё, и даже больше. Несущий винт крутился так, словно центробежная сила, способная разорвать металл, не была властна над ним, а максимально допустимые 192 оборота остались где-то на страницах технической документации. Раскалённый двигатель захлёбывался, готовый вот-вот то ли разлететься на мелкие осколки, то ли расплавиться…
— Какая операционная? — закричали врачи, ворвавшись с носилками в холл «приёмника»…
— «У «Альфы» трое «трёхсотых», двое — тяжёлые», — сказал мне командир подразделения «Вымпела», едва я прибыл к нему. Наше отделение как раз передали в его подчинение. «Кто?» — спросил я. Он назвал позывные. Одним из них был «Гриф». Я знал, что такой позывной Игорь Марьенков взял себе ещё во время службы в отдельной группе спецразведки Назрановского погранотряда, — вспоминает офицер пограничного спецназа Вячеслав С. — «Ты о Марьенкове сейчас сказал?» — не поверил я своим ушам. «Да, об Игоре», — подтвердил он.
Пока врачи боролись за жизни раненых бойцов, спецоперация продолжалась. Ночью боевики предприняли ряд попыток прорваться, но получили отпор и понесли потери. На исходе четвёртых суток активных мероприятий спецназовцы обнаружили ещё несколько тел боевиков. На тот момент их было уже девять. Не хватало лишь одного — «Абу-Ясира». Как выяснилось позже, главарь всё это время укрывался буквально под землёй, окопавшись в густых зарослях в одном из районов поиска. Пытаясь вновь скрыться, он решил уйти вглубь района, но вышел аккурат на позиции ОМОНа. В результате скоротечного боя террорист убил троих силовиков, но, не сумев прорваться, был вынужден отойти. Абдуллаев рассчитывал укрыться в ближайшем селении у одного из своих пособников, но достичь цели так и не сумел. Точные выстрелы бойцов спецназа ФСБ России настигли свою цель. Во время опознания ни у кого не вызывало сомнения, что валяющееся на земле безжизненное тело главаря теперь уже несуществующей банды «Южная» — именно «Абу-Ясир». К сожалению, уничтожение группировки радикалов далось дорогой ценой…
В числе пришедших проводить в последний путь подполковника Игоря Марьенкова, погибшего при исполнении служебных обязанностей во время контртеррористических мероприятий на Северном Кавказе, были не только те, с кем он вместе учился в пограничном вузе, но и боевые товарищи из «Альфы», сослуживцы по Назрановскому пограничному отряду, друзья из пограничных спецподразделений.
Незадолго до трагических событий июня 2021 года Дмитрий Л. виделся с Игорем Марьенковым на одной из встреч выпускников первого учебного дивизиона Голицынского погранинститута. Ежегодно офицеры собираются, чтобы возложить цветы к могиле своего однокашника Михаила Мясникова, офицера спецназа ФСБ России, погибшего на Кавказе в 2021 году и посмертно удостоенного звания Героя России.
— Игорь тогда только выписался из госпиталя после тяжелейшего ранения, ещё сильно хромал, передвигался при помощи трости. Однако всех, кто его знал, удивляло, с какой лёгкостью он к этому относился. Саму рану Игорь называл царапиной, а лечение в госпитале — перезагрузкой. «Сейчас быстренько в порядок себя приведу и вернусь в строй!» Тогда я даже не мог представить, что совсем скоро у нашего дивизиона появится ещё одна дата, когда мы будем собираться все вместе и поминать другого нашего друга и товарища…

Рекомендуем прочесть:  Если Человек Прожил В Чернобыльской Зоне С 1986 По 1996. Год Полагается Ли Какая То Льгота

Сотрудники ФСБ – Герои России запись закреплена

— Когда я познакомился с Игорем в пограничном вузе, то почему-то подумал, что он поступил сюда после кадетского корпуса или суворовского училища, — признаётся Александр Р. — Если для меня и остальных ребят с гражданки жизнь в казарме и распорядок дня были в диковинку, то Игорь держался, словно это у него в крови. Даже форму носил так, будто родился в ней.
У Игоря Марьенкова в роду не было военных. Однако службой он, казалось, грезил. С детства готовил себя к ней. Занимался единоборствами. Особенно любил рукопашный бой. В школе как губка впитывал новые знания. Если у него кто-то спрашивал, какие дисциплины предпочитает, точные или гуманитарные, Игорь отвечал: «Мне в жизни должны пригодиться все!»
Ребёнком он полюбил чтение. Жанры не выделял, просто брал очередную книгу и погружался в зашифрованный на её страницах и понятный лишь ему одному мир. Детективы и фантастика, классика и современные авторы, энциклопедии и учебники — всё это являлось для него новым источником знаний, которые однажды предстоит применить на практике. Любовь к чтению была не меньшей, чем к спорту или службе. Даже спустя годы в его вагончике в горах Ингушетии автомат со снаряжённым магазином соседствовал со стопкой книг, рядом с которой лежали гантели. После каждого отпуска блинов для гантелей прибавлялось и книжная стопка основательно росла.
Школу окончил одним из лучших — с серебряной медалью. Ещё в выпускном классе изъявил желание поступить в Алма-Атинское высшее пограничное командное училище. В 1993 году после первого курса будущих офицеров-пограничников распределили по другим ведомственным вузам нашей страны. Игорь попал в Голицыно. Это училище он окончил с отличием.
— 1996-й, год нашего выпуска, был сложным в жизни страны. Война в Чечне завершилась Хасавюртовским соглашением, однако спокойнее от этого на Северном Кавказе не стало. Нападения на воинские подразделения и похищения военнослужащих в регионе продолжались, — вспоминает Вячеслав С., в прошлом однокашник и сослуживец Игоря Марьенкова, а сегодня офицер пограничного спецназа. — Из двухсот пяти выпускников нашего вуза более семидесяти человек получили распределение в этот регион. Игорь как отличник мог выбрать любое место для дальнейшей службы, но предпочёл отправиться на Кавказ. Вместе с ним и ещё восемью однокашниками меня из штаба округа направили в Назрановский пограничный отряд в Ингушетию. Все мы стали первыми офицерами постоянного состава в этом соединении. До нас же офицеры тут были так называемыми временщиками — прибывали в командировки на небольшой срок, после чего возвращались к местам прежней службы. Когда начальник отряда спросил, есть ли у кого из нас какие-либо пожелания, Игорь тут же попросил назначить его в отдельную группу спецразведки. Этим подразделением он в итоге командовал 5 лет. Казалось, не было такого места, где бы разведчики Марьенкова не выполняли различные задачи. Они проводили поисковые мероприятия на российско-грузинской границе, осуществляли оперативно-боевое сопровождение во время встречи с агентами, прикрывали административную границу с Чечнёй, несли службу у Пригородного района во время обострения осетино-ингушского конфликта, участвовали в усилении пунктов пропуска и участков границы соседней Северной Осетии во время «спиртовых войн». И всегда Игорь был со своим подразделением. За спины бойцов никогда не прятался. А любую свободную минуту посвящал занятиям по тактике, огневой и горной подготовке с подчинёнными, разработал и внедрил практику проведения экзаменов на право ношения зелёного берета. После очередного боевого выхода Игорь со своими разведчиками всегда возвращался на заставу «Таргим», которой я командовал. Как-то неподалёку от заставы приземлился вертолёт с руководством штаба военного округа. Среди тех, кто был в салоне вертолёта, оказался нынешний начальник Генерального штаба генерал армии Валерий Герасимов. Он спутал нашу ОГСР с подразделением спецназа ГРУ, начал вручать бойцам медали. Однако наши ребята вежливо отказались, пояснив, что они пограничники, а несение службы в горах — это их работа.
В конце 2021 года группу спецразведки Игоря Марьенкова перебросили в Чечню, где подразделение приняло участие в спецоперации «Аргун». Когда Игорь вернулся в отряд, коллеги из отдела кадров напомнили ему: пора бы подписать новый контракт, поскольку срок прежнего истекал. Марьенков отказался…
Все, кто когда-либо был знаком с Игорем, отмечают его поразительную энергичность. Казалось, он не мог провести без движения и минуты. Руки в локтях держал слегка согнутыми, на широко расставленных ногах шагал уверенно, скоординированной поступью боксёра. Он словно был заряжен на неведомый окружающим, но известный лишь ему поединок. Ещё немного — и он услышит гонг и бросится в бой.
Служба на Кавказе позволила закалить характер, но Игорь осознавал, что его предназначение заключается в чём-то большем. Те, кто познакомился с Марьенковым в Ингушетии, утверждают, что офицер мечтал попасть в спецназ ещё курсантом. Но новоиспечённых офицеров после окончания вуза в те годы в спецподразделения органов безопасности особо не распределяли. Однокашники же отмечают, что желание стать частью военной элиты зародилось у Игоря ещё в школьные годы, а в пограничном вузе лишь усилилось. Но о реальных планах и мыслях Игоря в итоге знали немногие, лишь самые близкие друзья. Его вечный позитив, задор и чувство юмора на практике скрывали от окружающих истинный внутренний мир офицера. В нём он видел себя офицером одного из лучших в мире подразделений антитеррора — «Альфы».
— Ему было 28. После того, как закончился пятилетний контракт в ФПС России, он проработал тренером в детской школе по рукопашному бою, где приступил уже к самостоятельным тренировкам, — вспоминает Дмитрий Л. — Первый экзамен в Центр специального назначения ФСБ России Игорь сдал успешно, но получил отказ в зачислении. «Староват», — заключили в Центре, но, словно невзначай, добавили: «Сможешь повторить на следующий год?» В назначенный день Игорь вновь прибыл на объект и с блеском выдержал все испытания.
— Пришивай шеврон. Поздравляем! —по-военному сухо вынесли вердикт члены приёмной комиссии ЦСНа.
Став одним из бойцов антитеррора, Игорь Марьенков с головой погрузился в новое для себя направление. Чтобы быть наравне с бывалыми и опытными спецназовцами, ему пришлось усиленно заниматься различными направлениями боевой подготовки. Особенно Игорь любил занятия по стрельбе и высотной подготовке. Сбегая с крыши многоэтажки по стене здания либо стоя вниз головой с автоматом в руках, удерживаемый за верёвку одним лишь десантёром в ожидании команды на штурм, — во всех ситуациях он действовал с поразительным спокойствием и уверенностью. Спустя несколько лет ему предложили возглавить одно из подразделений «Альфы».
— В нашей среде переход из одного отдела в другой случается весьма редко. В новом подразделении тебе приходится заново вливаться в коллектив, опять зарабатывать авторитет, доказывать на деле, что ты надёжный товарищ, достойный боец, что на тебя можно положиться и чему-то научиться. Гораздо сложнее тем, кого назначают на руководящие должности, ведь ты — новый человек, пришедший, по сути, в семью, где каждый беззаветно доверяет друг другу. И доверие это — результат множества боевых операций, — рассказывает начальник отдела, командир Игоря Марьенкова. — Обратить внимание на Игоря мне посоветовал тогдашний заместитель начальника Управления «А» Центра специального назначения, с которым у нас сложились добрые отношения. Я пригласил его на беседу и предложил возглавить отделение.
Сегодня офицер признаётся, что решение назначить Марьенкова, человека из другого отдела, командиром подразделения, было довольно рискованным шагом. Но Игорь полностью оправдал оказанное ему доверие.
— Я видел, с каким рвением он взялся за совершенствование своих навыков. Игорь понимал, что должен не просто стать частью коллектива, а быть примером для всех.
В Центре специального назначения, как и 25 лет назад в школе, Марьенков с головой ушёл во все дисциплины. Не было такого направления боевой подготовки, которое он бы выделял особо. Всё, начиная от хозяйственных и бытовых вопросов и заканчивая применением подразделения, стало важным для офицера. Наблюдая за неудержимой энергией нового начальника отделения, командир Игоря про себя отмечал, что в будущем хотел бы видеть его своим заместителем. Знакомые офицеры региональных спецподразделений накануне командировок в тот или иной регион звонили Игорю и спрашивали совета: какое снаряжение лучше взять, что использовать в различных ситуациях и на что стоит обратить внимание. Каждому он старался помочь.
Сегодня в семье Марьенковых хранится множество боевых наград Игоря. Среди них — медаль другого государства, переданная родственникам уже после гибели офицера. В Управлении «А» ЦСН ФСБ России, где служил Игорь, таких наград удостоились всего двое сотрудников. К сожалению, оба — посмертно.
На аверсе медали изображены два флага. Под ними — пожимающие друг другу руки, символизирующие дружбу, взаимоуважение и благодарность. О подвигах офицера, за которые он был отмечен не только этой медалью, но и множеством других наград, как государственных, так и ведомственных, в том числе и двумя орденами Мужества, ещё не скоро можно будет рассказать. Но об одной из операций, за которую Марьенков удостоился медали «За доблесть», сослуживцы всё же поведали.
— Это был декабрь 2021 года. Игорь только перевёлся в отдел, и предстоящее боевое мероприятие должно было стать первым для него в должности начальника отделения. Поздно вечером наше подразделение подняли по тревоге и перебросили в подмосковный город Нахабино. Накануне 22-летний уроженец Узбекистана вломился в одну из квартир многоэтажки и захватил в заложники девятилетнюю девочку. Бандит был в состоянии алкогольного опьянения и угрожал убить ребёнка. Переговоры ни к чему не привели. На верхних этажах соседних зданий разместились снайперы, готовые первым же выстрелом уничтожить преступника. Однако злоумышленник занавесил окна и старался к ним не приближаться. Оставалось только одно — штурм. Первая группа должна была ворваться в квартиру со стороны лестничной клетки, выбив входную дверь. Вторая под командованием Игоря Марьенкова заняла позиции на крыше. По команде им предстояло за считанные секунды, разбив окна, проникнуть в квартиру и нейтрализовать преступника. В итоге задержать злоумышленника удалось без единого выстрела. Заложница не пострадала.
В июне 2021 года Игорь Марьенков отправил жену с детьми отдыхать в один из черноморских курортных городов. Сам же остался в Москве. Завершив ремонт в новой квартире, пригласил сослуживцев в ближайшие выходные отпраздновать новоселье. Однако долгожданное и тщательно планируемое мероприятие пришлось отложить.

Рекомендуем прочесть:  Едв На 2 Ребенка Если Родился В 2021

Неплохие шансы сменить Александра Бортникова есть и у губернатора Тульской области Алексея Дюмина. Его, кстати, прочили на пост руководителя ФСБ еще в 2021 году. Он так же, как и Евгений Зиничев, служил в ФСО России, а в бытность Владимира Путина премьер-министром, по данным ряда источников, был его личным адъютантом.

Спасатель для органов

Зиничев — человек, близкий к Владимиру Путину: он несколько лет работал в личной охране Службы безопасности главы государства, сопровождал президента в рабочих поездках. Имеется у Зиничева и опыт службы в ФСБ на различных должностях, в том числе — в качестве главы управления по Калининградской области и заместителя директора.

Вы нашли, то что искали?
Да, отличный сайт много нужной и бесплатной информации.
43.24%
Еще нет, почитать нужно, разобраться.
43.24%
Да, но лучше проконсультируюсь с юристами.
13.51%
Проголосовало: 148

Из адъютантов в директоры

Директор ФСБ Александр Бортников уйдет в отставку в самое ближайшее время — если не до Нового года, то сразу после праздничных каникул, сообщают источники ПАСМИ. По их словам, вопрос об увольнении главы органов безопасности руководством страны давно решен, проблема исключительно в выборе преемника.

Что значит «соответствует»? Советник юстиции права командовать армейскими частями и соединениями не имеет, даже распоследний рядовой «прокурорского генерала» при попытке командовать может послать очень далеко.

Дальше – больше. Новоявленный министр обороны не смог обойтись без помощи Китаевой, и девушка заняла должность советника руководителя военного ведомства. Через два года девушке присвоили чин «государственный советник РФ 3-го класса». Для гражданских лиц это звание соответствует генерал-майору.

Генерала МВД Гришина приговорили к восьми годам колонии по делу о хищении 62 млн рублей

История Тимофея Хрюкина немного напоминает историю Денисова. Он также учился в авиационной школе, участвовал в Гражданской войне в Испании. В 1939 году стал Героем Советского Союза. В документах значилось «за образцовое выполнение заданий командования». За этой фразой стояло участие в Японо-Китайской войне. В 1940 году он стал генералом-лейтенантом, а к началу Великой Отечественной в его летной книжке значилось более 100 вылетов. На тот момент это было рекордное число, которым не могли похвастаться большинство генералов авиации.

Юлия Владимировна
Оцените автора
Заступимся за Вас в правовом поле