Диспозитивность коллизионной нормы означает

Коллизионная норма – это норма абстрактного, отсылочного характера, решающая вопрос, право какого государства должно применяться для решения данного дела. По своему характеру внутренние коллизионные нормы в определенной степени родственны отсылочным и бланкетным нормам национального права. Однако и отсылочные, и бланкетные нормы отсылают к правовой системе именно данного государства, конкретно указывая применимый законодательный акт или даже норму закона. Коллизионные нормы имеют неизмеримо более абстрактный характер, они предусматривают возможность применения и своего собственного национального права, и частного права других государств, и международного права. Коллизионная норма – это своеобразный «скачок в никуда».

Основные начала коллизионного права

Законодательство всех государств основано на единой точке зрения. В применении иностранной правовой нормы может быть отказано, если последствия ее применения несовместимы с публичным порядком данного государства. Недопустимо утверждение о том, что право одного государства противоречит праву другого государства. Национальному публичному порядку могут противоречить не само иностранное право в целом (как целостная правовая система), а только последствия применения его норм. В современном праве считается также неправомерным отказ в применении иностранного права только на том основании, что в соответствующем государстве принципиально иной политический, экономический или правовой строй (абз. 2 ст. 1193 Гражданского кодекса).

Пределы применения и действия коллизионных норм

Общие коллизионные привязки – это общие для большинства правовых систем мира коллизионные правила. Кроме того, это общие (сквозные), т. е. применимые во всех отраслях и институтах международного частного права, коллизионные нормы: личный закон физического лица, закон суда, закон флага и т. д. Специальные коллизионные привязки сформулированы непосредственно для конкретных институтов международного частного права. Они применяются в отдельных сферах ЧПО с иностранным элементом: закон усыновителя, закон дарителя, закон места отправления груза и др. Специальные коллизионные привязки представляют собой трансформацию общих коллизионных норм.

  • личный закон физического лица (lex personalis), разновидностями которого являются закон гражданства лица (lex patriae) и закон места жительства лица (lex domicilii). Применяются при регулировании отношений с участием граждан (определение правоспособности и дееспособности) — ст. ст. 1195, 1196, 1197 ГК РФ, ст. 156 СК РФ, п. п. 1 и 2 ст. 23 Минской конвенции 1993 г.; ст. 26 Кишиневской конвенции 2021 г.;
  • личный закон юридического лица (lex societatis). Указывает на государственную принадлежность юридического лица (обычно условно в международном частном праве говорят «о национальности» юридического лица) — ст. 1202 ГК РФ, п. 3 ст. 23 Минской конвенции 1993 г., п. 3 ст. 26 Кишиневской конвенции 2021 г.;
  • закон места нахождения вещи (lex rei sitae). Применяется в отношении права собственности и иных вещных прав, в области наследования — ст. ст. 1205, 1213, 1224 ГК РФ, ст. ст. 38, 45, 46 Минской конвенции 1993 г., ст. ст. 41, 48, 49 Кишиневской конвенции 2021 г.;
  • закон места совершения акта (lex loci actus). Применяется в различных вариантах при определении формы договора, формы и сроков действия доверенности, в области наследования и др. — ст. ст. 1209, 1217 ГК РФ, ст. ст. 39, 40, 41 Минской конвенции 1993 г., ст. ст. 42 — 44 Кишиневской конвенции 2021 г.;
  • закон места заключения договора (lex loci contractus) и закон места исполнения договора (lex loci solutionis). Применяются в области обязательственного права в законодательстве ряда стран;
  • закон страны места выполнения работы (lex loci laboris). Применяется в законодательстве ряда стран в области трудовых отношений;
  • закон места совершения правонарушения (lex loci delicti commissi). Применяется в отношении обязательств вследствие причинения вреда — ст. 1219 ГК РФ, ст. 42 Минской конвенции 1993 г., ст. 45 Кишиневской конвенции 2021 г.;
  • закон места заключения брака (lex loci celebrationis). Применяется в законодательстве ряда стран, регулирующем семейные отношения;
  • закон флага (lex flagi). Применяется в области торгового мореплавания — ст. 415 КТМ РФ;
  • закон, регулирующий существо отношения (lex causae). Применяется в ряде стран в основном в области обязательственного права;
  • закон страны суда, разрешающего спор (lex fori). Применяется в области гражданского процесса. Суд по вопросам гражданско-процессуального характера применяет свое право;
  • закон, избранный арбитрами (lex arbitri). В ряде стран, в том числе и в России, при отсутствии какого-либо указания сторон международный коммерческий арбитраж применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми — абз. 2 п. 1 ст. 1186 ГК РФ, ст. 28 Закона РФ о международном коммерческом арбитраже 1993 г.;
  • закон места нахождения суда, осуществляющего конкурсное производство (lex fori concursus). Применяется в области трансграничного банкротства.
Рекомендуем прочесть:  Льгота на лекарства ветеран труда закон 50 процентов

Имеется в виду, что если на основании источников права, названных в пункте первом, определить применимое право не представляется возможным, то тогда следует использовать принцип «тесной связи». Из приведенного текста п. п. 1 и 2 ст. 1186 следует, что такое коллизионное начало носит общий характер, оно должно применяться независимо от характера или содержания гражданско-правового отношения, осложненного иностранным элементом (независимо от того, договорные это отношения или внедоговорные).

Классификация коллизионных норм:

«1. Право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров Российской Федерации, настоящего Кодекса, других законов (пункт 2 статьи 3) и обычаев, признаваемых в Российской Федерации.

Двусторонней называется такая коллизионная норма, привязка которой указывает на признак (общий принцип), по которому можно определить, законы какого государства подлежат применению к данному правоотношению. Такой признак направлен на выбор определенной правовой системы из неопределенного круга правовых систем. Согласно пункту 1 статьи 1119 Гражданского кодекса Республики Беларусь: «Право собственности и другие вещные права на недвижимое и движимое имущество определяются по праву страны, где это имущество находится, если иное не предусмотрено законодательными актами» [5]. Данная норма указывает на возможность применения как отечественного, так и иностранного права.

Императивные и диспозитивные коллизионные нормы

Следует отметить, что поиск закона, наиболее благоприятного для потенциально более слабой стороны правоотношения, — довольно сложно реализуемая на практике задача, несмотря на гуманность цели, на которую она направлена. Как следует поступить суду, если один из альтернативных правопорядков имеет более благоприятную норму об учете мнения ребенка, а другой предусматривает более узкие полномочия опекуна по совершению сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного? Трудно согласиться с высказанным доктриной предложением отдать данные вопросы на усмотрение не суда, а заинтересованной стороны [2], поскольку такое решение однозначно не способствует защите прав слабой стороны в некоторых правоотношениях, например в вышеприведенном примере с опекой. По нашему мнению, оценка правопорядка на предмет его благоприятности в комплексе должна все же осуществляться судом ex officio, поскольку на него возлагается задача выбора эффективного и справедливого решения.

Рекомендуем прочесть:  Все межованные земли спутник

Жесткие и гибкие коллизионные нормы

В связи с разнообразием норм данной группы западная доктрина полагает необходимым использовать разделение альтернативных коллизионных норм на подвиды. В один из подвидов выделяют альтернативные нормы, в которых законодателем четко задан желательный материально-правовой результат, на предмет соответствия которому проверяется каждый из правопорядков, к которому отсылают альтернативные привязки: «класс законов о действительности и недействительности» (classe de la loi validante ou invalidante) или альтернативные нормы, имеющие «закрытый состав» (geschlossenen Tatbestand) [2]. Примером такого рода норм могут служить положения пункта 2 статьи 11 Регламента ЕС Рим I о формальной действительности договоров: «Договор, заключенный между лицами или их представителями, которые в момент его заключения находятся в разных странах, является действительным по форме, если он отвечает условиям в отношении формы, предусмотренным правом, которое регулирует его по существу согласно настоящему Регламенту, или правом страны, где в момент его заключения находится любая из сторон или ее представитель, или правом страны, где в этот момент имела свое обычное место нахождения любая из сторон» [16]. Аналогичный подход закреплен и в большинстве национальных кодифицированных актов (п. 2 ст. 11 Вводного закона от 18 августа 1896 г. к Германскому гражданскому уложению (в редакции закона от 21 сентября 1994 г. с изменениями от 23 мая 2021 г. [21]). О необходимости совершенствования правил определения права, применимого к форме сделки, заявлено и в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренной решением Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2021 г.: «С учетом широко распространенного международного подхода предлагается использовать в качестве дополнительной альтернативной коллизионной привязки отсылку к праву, регулирующему существо обязательства (lex causae)» [10]. Процессы глобализации и гармонизации права требуют и от Беларуси пересмотра концептуальных подходов к определению права, устанавливающего формальную действительность сделки.

Рекомендуем прочесть:  Льгота по оплате детского сада для военнослужащего

Структура коллизионной нормы отвечает функциональному назначению коллизионного права , призванного обеспечить выбор права , компетентно регулировать частное правоотношение, осложненное иностранным элементом. Она состоит из двух элементов: объема и привязки. Объем — это указание вида частного правоотношения с иностранным элементом; привязка — это указание на право, подлежащее применению к данному правоотношению.

5.1. Понятие коллизионных норм

Например, п. 3 ст. 1219 ГК предусматривает: «После совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда, стороны могут (курсив наш. — Г.Д.) договориться о применении к обязательству, возникшему вследствие причинения вреда, права страны суда», т.е. права государства, суд которого рассматривает дело.

5.2. Виды коллизионных норм

В существующих кодификациях и унификациях международного частного права широко применяется регулирование с помощью генеральных и субсидиарных норм. [Абдуллин А.И. Становление и развитие науки международного частного права в России: проблема понимания природы международного частного права в трудах российских правоведов XIX века // Журнал международного частного права . 1996. № 3 (13)] Причем их система бывает довольно сложной: используются субсидиарные нормы первой, второй, третьей и так далее степеней, т.е. субсидиарные к субсидиарным. Часто субсидиарные нормы дополнительно детализируются по своему объему. В результате образуются последовательные цепочки, своего рода ассоциации норм, основанных на внутренних связях.

Однако следует иметь в виду, что двусторонними или многосторонними международными соглашениями об охране прав на промышленную собственность может быть на основе принципа взаимности установлен иной порядок патентования изобретений резидентами соответствующих государств на территории стран – участниц таких договоров.

В соответствии с п. 1 ст. II Конвенции каждое договаривающееся государство признает письменное соглашение, по которому стороны обязуются передавать в арбитраж все или какие-либо споры, возникшие или могущие возникнуть между ними в связи с каким-либо договорным или иным правоотношением, объект которого может быте предметом арбитражного разбирательства. При этом термин «письменное соглашение» охватывает как арбитражную оговорку в контракте, так и арбитражное соглашение, подписанное сторонами или содержащееся в обмен письмами или телеграммами (п. 2 ст. II).

10.3. Признание и приведение в исполнение арбитражных решений

В последнее время довольно часто стороны внешнеэкономических контрактов договариваются также о применении к их отношениям по сделке так называемого lex mercatoria (права международной торговли), а также принципов, общих для двух или нескольких правовых систем, или приходят к соглашению о решении дела по справедливости. Такая тенденция объясняется, с одной стороны, неадекватностью норм национального права конкретного государства по урегулированию весьма специфичных отношений по внешнеэкономической сделке и, с другой стороны, нежеланием какой-либо из сторон заранее обеспечить преимущество противнику том случае, если обязательственный статут сделки будет регулироваться его национальным правом.

Юлия Владимировна
Оцените автора
Заступимся за Вас в правовом поле